Первый геропротектор

(29-03-2010 06:21) 

Термин «геропротектор», что означает «защитник от старости», я впервые услышал в 1956 г. на заседании секции геронтологии Московского общества естествоиспытателей. Профессор Владимир Алпатов, председатель секции, сообщил о создании в Бухаресте первого в мире Института гериатрии и геронтологии, в котором начали успешно применять препарат прокаин как геропротектор для омоложения очень старых людей.

Алпатов также объяснил, что прокаин — это синоним анестетика новокаина, который широко применяется в хирургии для местного обезболивания. Новокаин представляет собой синтетический аналог известного алкалоида кокаина — наркотического вещества, также использовавшегося в хирургии для обезболивания. Эти наркотики воздействуют на нервные волокна, временно лишая их чувствительности к раздражениям. По мнению Алпатова, научных оснований ожидать от этих взаимодействий геропротекторного действия не было.

Однако из Румынского института гериатрии и геронтологии шел в 1956 г. столь сильный поток оптимистических заявлений, что на него неизбежно обратили внимание. Журналисты публиковали в разных газетах очерки об успехах румынских ученых. В «Литературной газете» появились репортажи о том, что в Румынии ученые уже научились омолаживать людей. На эти сообщения обратили внимание и в Кремле. Климент Ворошилов, самый старый тогда руководитель КПСС и председатель Президиума Верховного Совета СССР, попросил министра здравоохранения СССР Ковригину изучить опыт румынских товарищей. В правительстве и в Министерстве здравоохранения было решено создать институт геронтологии и в СССР. Сначала предполагалось, что этот институт, уже названный «всесоюзным», будет расположен в Москве. Оказалось, однако, что большинство ученых, занимавшихся проблемами старения, работали в Киеве. Это были бывшие сотрудники академика Александра Богомольца, автора книги «Продление жизни», который первым в СССР омолаживал людей «сывороткой Богомольца», переливанием крови и другими методами. Директором нового института стал ученик Богомольца академик Николай Горев. Институт начали строить в 1958 г. с большим размахом. При нем была клиника для изучения долгожителей.

Первой экспериментальной программой нового института была, естественно, проверка омолаживающего действия прокаина. Результаты, однако, оказались негативными. В последующем в Советском Союзе ни прокаин, ни его коммерческие экспортные варианты не использовались. Но это не помешало успеху прокаина во многих странах Европы и в США.

Румынский институт гериатрии и геронтологии был создан по инициативе известного геронтолога Константина Пархона (Rarhon) на базе дома для престарелых в Бухаресте. Пархону было тогда уже 85 лет, и на пост директора нового института он рекомендовал свою сотрудницу Анну Аслан. Пархон был известен своей теорией старения, объяснявшей этот процесс накоплением дисульфидных связей в белках. Для замедления этих изменений испытывались разные соединения, прокаин был одним из них. Пациенты института, люди уже старого возраста, получали прокаин путем инъекций, обычно в смеси с витаминами. Эти инъекции оказывали заметное укрепляющее и стимулирующее действие. У одной очень старой и полностью седой женщины под влиянием прокаина неожиданно начала расти прядь черных волос.

Состав всех добавок в ампулы и таблетки прокаина не раскрывался, и препарат, переименованный сначала в асловитал, а затем в геровитал, был запатентован как лечебное средство для омоложения людей. В течение последующих лет геровитал приобрел мировую славу. Среди пациентов Анны Аслан в рекламе упоминались де Голль, Аденауэр, Хо Ши Мин, Чарли Чаплин, Сальвадор Дали, Марлен Дитрих и другие знаменитости. Анну Аслан избрали почетным членом университетов, академий и научных обществ. Геровитал широко продавался в Германии, в США, во Франции, в Англии, в Голландии и в других странах, причем без рецептов. Но это всегда был препарат, изготовленный в Румынии. В моей коллекции все еще есть коробочка таблеток геровитала, купленная в Гамбурге.

Между тем Институт геронтологии в Киеве по-прежнему не мог подтвердить в испытаниях омолаживающий эффект геровитала. Высказывалось предположение, что эта неудача могла быть результатом неодинакового контингента лечившихся. В Румынии не проводилось ни клинических, ни экспериментальных испытаний. Геровитал получали лишь пациенты, которых привозили в клинику Анны Аслан из румынских домов престарелых. Условия жизни в таких заведениях в послевоенной Румынии, безусловно, были не идеальными. Попадая в академическую прославленную клинику Института гериатрии и геронтологии на курс лечения геровиталом и витаминами, дополнявшийся физической терапией и хорошим питанием, старые люди оживали и молодели довольно быстро и заметно. В Советском Союзе, где румынский геровитал приоритетно поступал в Кремлевскую больницу, такого чуда, конечно, не происходило.

Анна Аслан умерла в 1988-м в 91 год. Неожиданно в 1990 г. геровитал был исключен в США из списков лекарств и переведен в разряд добавок, так как клинические испытания не подтвердили его «омолаживающий» эффект. Продукты распада геровитала в организме не обладали специфическими физиологическими свойствами и требовали детоксификации в печени. Однако продажа геровитала в форме ампул для инъекций, таблеток и мазей продолжалась и в Европе, и в США в основном по почтовым заказам и через интернет. Геровитал и до настоящего времени остается главным медицинским продуктом Румынии. В большинстве дорогих гостиниц страны на побережье Черного моря гостям предлагается комплексная геровиталовая терапия, которая включает не только инъекции или таблетки, но и борьбу с облысением, геровиталовый крем для массажа и геровиталовые ванны.

Лекарства от старения

Быстрый рост продолжительности жизни в экономически развитых странах после 1950 г. был в значительной степени связан с применением антибиотиков, тотальной вакцинации детей, достижениями общего здравоохранения и гигиены. Возрастающий уровень расходов на медицину отражался пропорциональным улучшением всех показателей здоровья. Однако снижение частоты бактериальных инфекций и ликвидация эпидемий, авитаминозов и белковой недостаточности лишь изменили структуру заболеваний. Доминирующее положение приобрели не инфекционные, а возрастные функциональные заболевания — гипертония, атеросклероз, болезни сердца, рак, артрит, диабет-2, остеопороз и множество других, которые в прошлом считались обычными последствиями старости и, как правило, вообще не лечились радикальными методами. С онкозаболеваниями боролись исключительно хирургическим путем. Химиотерапии до 1950 г. не существовало.

Хотя инфекционная заболеваемость снижалась, системы здравоохранения в западных странах с их сетью больниц, поликлиник, научных институтов и медицинских факультетов продолжали развиваться благодаря общему подъему благосостояния. Фармацевтическая промышленность, производящая лекарства, обычно не входила в государственный сектор и оставалась коммерческой. До 1960 г. фармацевтические корпорации почти не производили лекарств для хронических болезней пожилого возраста, так как на них тогда не было платежеспособного спроса. Лечение острых инфекционных заболеваний не создавало финансовых проблем. Прием лекарств в этом случае продолжается несколько дней, редко — несколько недель. Лечение хронических болезней, ранее считавшихся обычными спутниками старости, может тянуться десятилетиями. Лекарства принимаются до конца жизни. Их ассортимент растет с возрастом: к гипертонии добавляется повышенный холестерин, потом появляются признаки атеросклероза, стенокардия, артриты, остеопороз, диабет, камни в почках, бессонница и другие. Для каждой из этих болезней нужно было разрабатывать разные лекарства постоянного приема. Дополнительно к этому фармацевтические корпорации начали производить лекарства не для лечения болезней, а для их предупреждения, профилактики. Их тоже следовало принимать постоянно, каждый день.

Этот переход систем здравоохранения к лечению хронических болезней старости был экономически крайне трудным для государств с бюджетной медициной, к которым относится большинство стран Европы. Заметная часть бюджета уходила теперь на лечение пожилых и оплату лекарств постоянного приема. Эти расходы росли каждый год. Напротив, для фармацевтической промышленности поворот к лечению хронических болезней старости и к постоянному приему лекарств означал стремительный рост производственных мощностей и огромные прибыли. Это было заметно в США из-за особенностей их системы здравоохранения, в которой преобладает частный сектор со страховой компенсацией расходов. В 1995 г. медицинские расходы населения США составили триллион долларов. За десять последующих лет они удвоились, превысив два триллиона, или 7 тысяч долларов на каждого жителя. Основные фармацевтические компании приобрели гигантские размеры, 15 главных из них — Мерк, «ГлаксоСмит», «Пфицер», «Роше», «Новартис» и другие — имеют капитализацию от 100 до 200 миллиардов долларов каждая. При таких масштабах они нередко не откликаются на запросы практической медицины, а навязывают медучреждениям новые лекарства.

Для людей старше 50 лет в западных странах прием лекарств стал столь же обыденной каждодневной потребностью, как прием пищи. Большинство лекарств производят органическим синтезом, их эффект проверяется в клинических испытаниях, которые могут продолжаться несколько лет. В клинических испытаниях лекарств от хронических болезней обычно участвуют несколько десятков тысяч человек разного возраста. Расходы на подобные испытания могут составлять сотни миллионов долларов, но эти суммы ложатся в последующем на потребителей. Лечение хронических болезней оказалось для фармацевтической промышленности более привлекательным бизнесом, чем лечение инфекционных. По данным ВОЗ и других агентств, в период 1975—1997 гг. было внедрено в практику 1223 лекарства от хронических болезней, характерных для населения экономически развитых стран, и только 13 новых лекарств, которые предназначены для лечения малярии и других заболеваний тропических стран, от которых ежегодно умирают миллионы людей.

В конце 70-х годов биохимики и генетики благодаря расшифровке геномов многих животных и человека вышли на новый уровень понимания механизмов физиологических и биохимических процессов и научились осуществлять сложные генетические манипуляции. Благодаря этим успехам и компьютерам трансгенные манипуляции стали возможными даже в небольших лабораториях. Новая отрасль — биотехнология — создавала не только множество новых генетически модифицированных культур бактерий, растений и животных, но и новые биоактивные соединения, способные изменять биохимические и физиологические процессы. Немало таких соединений были потенциальными лекарствами. Все опыты проводились на клеточных культурах, бактериях, водорослях, растениях, насекомых, мышах и крысах. Некоторые соединения испытывались и как геропротекторы. Они могли продлять жизнь дрожжевых клеток, нематод, мушек-дрозофил, мышей и крыс. Ученые научились создавать ускоренно стареющих мышей и мышей — долгожителей. Эти открытия имели большие перспективы и для практической медицины. Однако мелкие и средние биотехнологические компании не имели финансовых возможностей для медицинских исследований и клинических испытаний. В большинстве случаев они вообще не имели лицензий для экспериментов на людях. Выход в практическую медицину был для них закрыт. Но они могли реализовывать свои биологически активные соединения в пищевой торговле, которая практически не контролируется. Вместо лекарств, требующих дорогих клинических испытаний, сложного лицензирования и рецептов врачей, биоактивные добавки к диетам, которые нередко являются лекарствами, можно было как продукт питания продавать в супермаркете, на базаре или через почтовые и интернет-заказы. Производитель, конечно, не знает, кто будет лечиться его БАДами. Но для коммерции это не имеет значения.

Медицина для антистарения

Только в США к 1990 г. появилось около тысячи небольших биотехнологических коммерческих компаний. В Великобритании — около двухсот. Они, естественно, стремились к созданию альтернативных возможностей выхода к потенциальным потребителям. Такие процессы возникали и раньше для альтернативных систем лечения, гомеопатии, иглоукалывания и других отраслей китайской, тибетской, корейской или индийской медицины. Они давно имеют свои частные колледжи, дипломирование, даже учебники, не получая при этом бюджетных средств. Биотехнология имела перед гомеопатией или акупунктурой огромное преимущество — она опиралась не на авторитет каких-то древних догм и традиций, а на самые современные достижения науки. В то же время отсутствие традиций было и недостатком. Без клинических испытаний нескольких уровней не было гарантий, что, к примеру, антиоксидант, продлевающий жизнь мушки-дрозофилы, живущей несколько недель, будет эффективен и для человека. В стандартных клинических испытаниях трудности состоят не только в масштабах или расходах на их организацию, но и в том, что успешно проходят испытания немногие из разработанных препаратов. Остальные снимаются, иногда во время испытаний, из-за побочных эффектов и осложнений. Немало случаев, когда уже одобренное и внедренное в практику лекарство снимается с производства и запрещается к употреблению. Это результат жесткого контроля за рецептурными лекарствами и ответственности врачей. При внедрении в практику БАДов такого отбора обычно нет.

Биотехнологические компании чаще всего возникали как акционерные. Они рекламировали свои препараты и продавали акции — это в рыночной экономике наиболее простой способ собрать капитал, необходимый для организации производства БАДов, рекламы и выхода в торговые сети. Немало таких компаний разорялись в течение пяти-шести лет. Некоторые сливались, лучшие могли поглощаться крупными фармацевтическими фирмами. Из более тысячи американских биотехнологических акционерных компаний к настоящему времени выжили около 400. Некоторые выросли до крупных размеров. Приведу лишь несколько примеров.

Одной из наиболее крупных биотехнологических компаний, обещавших разработку ферментативного препарата для омоложения, является фирма Geron, расположенная в Калифорнии. Она пытается утилизировать для практики крупное открытие в геронтологии — фермент теломеразу, восстанавливающий концевые участки хромосом — теломеры, которые укорачиваются при клеточных делениях. Теломеры — это участки ДНК, не имеющие информации. Согласно теории длина теломер определяет число делений клетки. Укорочение теломер проиводит к тому, что соматические клетки имеют ограниченный потенциал делений и в конечном итоге специализируются и стареют. Фермент теломераза присутствует в зародышевых клетках и восстанавливает длину теломер после каждого деления. Это делает зародышевые клетки бессмертными, так как при делении клеток происходит и их омоложение. В раковых клетках фермент теломераза также активен, но при отсутствии специализации клеток их деление ведет к образованию опухоли. Таким образом, фермент теломераза мог бы стать причиной регенерации тканей, если ее специфически стимулировать, или ингибитором опухоли, если блокировать ген теломеразы. Это была интересная, хотя и спорная теория. Однако один американский миллиардер выделил крупный грант на создание компании, которая смогла бы утилизировать все перспективы контроля теломеразы, уже названной ферментом бессмертия. Так в 1990 г. появился «Герон», быстро создавший лабораторию и выпустивший миллионы акций, которые активно раскупались.

Сотрудники «Герона» опубликовали сотни статей, провели много международных конференций. Однако никакого коммерческого продукта для продажи населению пока нет. Нет даже препарата для возможных испытаний на животных. Акции компании обесценились. Сейчас уже ясно, что превращение специализированной клетки в эмбриональную с помощью одного фермента — задача нереальная. Многие типы специализации необратимы.

Кампания Centegenetix была создана в 1985 г. на основе интересной генетической идеи — создания коллекций геномных ДНК от супердолгожителей — мужчин и женщин, проживших дольше 110 лет. Эти молекулы ДНК можно клонировать. Ученые компании предполагают, что они смогут идентифицировать именно те гены, или участки ДНК, которые отличают долгожителей от обычных смертных. Эти гены, может, удастся внедрить в человеческий геном, сделав людей будущего долгожителями, свободными от болезней старости. Это забота о счастье наших внуков и правнуков и о будущих поколениях. Практическая реализация этого проекта нереальна, так как физиологические функции зависят не от отдельных генов, а от их комбинаций. Селекционную работу среди людей уже проповедовали евгеники. Чем это закончилось, всем известно.

 
 

Компании Eucarion, Biomaker, Kronos, Sentek, созданные около 20 лет назад, обещали лекарства, замедляющие старение. Их проекты были основаны на экспериментах с животными или клеточными культурами. Сейчас они уже вышли на коммерческий рынок и не разорили своих акционеров. Однако их «омолаживающие» продукты — это даже не БАДы, а компоненты кремов для лица. Косметический рынок более прибылен, чем продовольственный, но регулируется намного слабее. Препараты для наружного применения испытывать значительно труднее.

Биологически активные добавки к диетам, которые, как утверждается в рекламах, могут продлевать жизнь, разработаны кампаниями Elextr, Lifegen, Gerotech. Однако они рекомендуются не всем, а только тем людям, которые пытаются продлить свою жизнь ограниченной по калориям диетой. В США это несколько тысяч человек, объединенных в особое общество.

Фирма GenoPlex, созданная в 1993 г., пыталась реализовать возможности особого гена, который, как было открыто в блестящем исследовании, действительно контролирует продолжительность жизни у нематод — простейших почвенных червей. Регулируя этот ген, длительность жизни нематод можно было увеличить с 25 до 50 дней. Предполагалось, что аналог такого же гена может существовать и у человека, так как эволюция консервирует немало генов. Автор исследования и основатель компании Т. Джонсон обещал таблетки от старения в течение 20 лет. Он получил премию по генетике за свое открытие. Но компания GenoPlex недавно исчезла, полностью разорившись.

Более успешными оказались компании Prolongevity и Life Extention Foundation, основанные в 1980 г. Они начали производство БАДов, содержащих гормоны, минералы, антиоксиданты, экстракты из растений и их сложные смеси.

Популярный Life Extention Mix содержит около 90 компонентов в разных комбинациях. Своим постоянным клиентам они обещали остановку старения в 2000 г. Сейчас это обещание перенесено на 2020-й. В США продажа БАДов из смесей растительных экстрактов за последние десять лет увеличилась на 83% и достигла в 2006 г. 22,3 млрд. долл. Около 20 лет назад в США создана Американская академия медицины антистарения и несколько институтов антистарения. Это был вызов энтузиастов бессмертия официальным геронтологическим организациям. Академия антистарения проводит регулярные конгрессы, присуждает премии и дипломы и издает свой журнал по омоложению. Формализация «антистарения», которое многие геронтологи считают псевдонаукой, происходит и в других странах. Клубы и компании, производящие БАДы для омоложения, существуют во многих странах. В моей коллекции реклам БАДов для омоложения и долголетия есть листовки и брошюры из Праги, Ливана, Гонконга, Таиланда, Швейцарии, Мексики, Новой Зеландии, Коста-Рики и Венгрии. Наиболее любопытные — рекламы Института долголетия в Панаме.

Панамский институт долголетия

Биологические активные добавки к пище не вызывали проблем с законодательством в том случае, когда они относились к природным соединениям, выделяемым из растений или из тканей животных. Не было проблем и с витаминами, даже синтетическими. Однако для неприродных органических соединений в США была введена более строгая система контроля (геровитал был одним из таких соединений). Они могли поступать на рынок только после клинических испытаний и по рецептам. Но законы США для БАДов не универсальны для всех стран.

В 1987 г. на мой адрес пришло письмо из Панамы. Привожу здесь начало в переводе с английского: «Дорогой друг! Приветствую и приглашаю в институт долголетия. Мое имя Хорст Герхард (Horst Gerhardt) — я основатель и президент уникальной международной организации, которая занимается поиском продуктов, замедляющих старение и обеспечивающих омоложение, чтобы достигнуть лучшего здоровья и более длительной жизни».

К письму прилагался бланк заказа со списком 12 продуктов, продляющих жизнь, которые можно было заказать по почте, выслав чек в долларах. Три первых продукта в списке были знакомым геровиталом, — в ампулах для инъекций, в таблетках и в форме эликсира. Следующим был незнакомый мне regenersen, очень, кстати, дорогой, 10 ампул за 450 долл., это в ценах 1987 г. Я был удивлен присутствием в списке двух нейротрансмиттеров, которые обычно нельзя применять без врачебного контроля. Но институт в Панаме явно имел успех. Через три года список его продуктов вырос до 36 названий. Среди них были препараты, регулирующие работу сердца, применение которых разрешается только в больницах под контролем приборов. Институт предлагал также средства от гепатита, СПИДа и от других инфекционных болезней хронического характера. Было гарантировано продление жизни на 75%. В 1991 г. панамский институт вдруг исчез. В то же время появилось «Импортное предупреждение» (Import Alert № 6627) американской таможенной службы, я его нашел в интернете во время поисков панамского института. Предупреждение сообщало, что из Института долголетия в Панаме поступают в США посылки с лекарствами, запрещенными для свободной продажи. Расследование обнаружило, что эти лекарства готовятся в Вене подпольной лабораторией, адрес которой был почтовым ящиком. Имена «директоров» были вымышленными. Расследование продолжалось два года. Были арестованы два американца, которые организовали этот бизнес. Однако суд по этому делу провалился, так как не было пострадавших. Адвокаты настаивали на «свободе здоровья».

Пример энтузиаста долгожительства

Альберт Загсмит (Albert Zugsmith) — пожилой мужчина, недавно вступивший в новый брак, решил радикально продлить свою жизнь. В журнале Life Extention Report он описывает свой режим, которому следовал уже четыре года:

«Когда я встаю, принимаю две таблетки смеси для продления жизни (Смесь высушенных экстрактов из 90 различных растений. — Ж. М.) и таблетку персантина для предупреждения инсульта. Во время завтрака принимаю столовую ложку лецитина для снижения холестерина. После завтрака я принимаю одну ампулу смеси рыбьих жиров МаксЭПА, одну таблетку смеси минералов, еще одну таблетку смеси для продления жизни, таблетку рутина, капсулу чеснока, витамин В-2, чайную ложку фиберзола, таблетку ДНК-РНК, аспирин, гидерджин (нейротрансмиттер), капсулу женьшеня, пектин из яблок, тироляр-3 и таблетку СОД (антиокислительный фермент супероксиддисмутаза). Перед ленчем я принимаю две таблетки смеси для продления жизни. После ленча принимаю таблетку гидерджина, таблетку смеси для продления жизни и чайную ложку фиберзола. Перед обедом я принимаю две таблетки Смеси для продления жизни и персантин. После обеда снова — таблетку смеси для продления жизни, капсулу смеси рыбьих жиров, таблетку рутина, капсулу чеснока, витамин В-2, аспирин, гидерджин и яблочный пектин. Я чувствую себя лучше, чем десять лет назад. Мой вес снизился на 20 фунтов, холестерин упал с 246 мг на децилитр до 146, давление крови стало нормальным».

Фиберзол — это препарат для улучшения работы кишечника. Уровень холестерина снизился явно ниже оптимального. О дальнейшей судьбе Загсмита я не смог узнать. После публикации его режима прошло больше десяти лет. Этот пример — не рекорд. В популярной литературе я встречал заявления людей, которые принимали в день по сто разных таблеток и капсул.

Перегрузка лекарствами и БАДами

Животную пищу человек усваивает почти на 100%. В растительной пище есть много неусвояемых компонентов, клетчатка, лигнин, пигменты и большое число соединений, которые защищают растения от паразитов, привлекают к ним насекомых либо обеспечивают фотосинтез.

Большинство алкалоидов растений токсичны, но некоторые, например кофеин или кокаин, в небольших дозах являются стимулянтами. Витамины растений нужны в оптимальных количествах.

В растениях много антиоксидантов, которые защищая их клетки от атомарного кислорода, образующегося при фотосинтезе. Растительные антиоксиданты считаются полезными и в диете человека, но они не относятся к необходимым продуктам питания. Человек и животные вполне могут обходиться без ликопенов помидоров, без антоцианов свеклы или ягод, без каротиноидов в цветках, без катехинов, танина, флавоноидов, алкалоидов и полифенолов, в изобилии имеющихся в растениях. Все эти вещества не участвуют непосредственно в обмене веществ в животных клетках. Они могут быть антиоксидантами, но удаляются из организма. Низкомолекулярные растворимые растительные продукты выводятся через почки. Высокомолекулярные или токсичные сначала расщепляются в печени, подвергаясь детоксификации, которая начинается с окисления в печени, где есть мощная система окислительных ферментов, использующая и кислород свободных радикалов. Это самый сильный окислитель. Свободный атомарный кислород и перекиси приносят вред, окисляя биомолекулы. Но они очень полезны и даже необходимы для иммунитета при разрушении бактериальных оболочек и при детоксификации инородных молекул, требующих удаления.

За миллионы лет печень и другие органы приспособились удалять природные вещества и обезвреживать токсины, которые попадают в организм с растительной пищей. Однако ни печень, ни почки, ни кожа, ни другие органы не приспособлены к выведению синтетических химических органических соединений, которые не встречаются в природе, но которые человек изобретает сам и использует в качестве лекарств и добавок к пище. Чаще всего это тоже токсины, ингибиторы или стимуляторы, иногда эмульсификаторы, краски, консерванты или вкусовые добавки вроде сахарина. В удалении и детоксификации этих веществ большую роль играют перекиси и свободные радикалы, которые не обладают специфичностью.

В течение тысяч лет все лекарственные вещества, применявшиеся в разных цивилизациях, были природными веществами растительного или животного происхождения. Использование синтетических органических соединений в медицине началось в 1897 г. внедрением ацетилсалициловой кислоты или аспирина, синтезированного в Германии.

В последующем среди лекарств появились сотни органических синтетических соединений, иногда с очень сложной структурой. Они обладали специфическими свойствами или были аналогами природных веществ. Но выведение этих искусственных продуктов было сложной проблемой для печени и почек. Обилие синтетических неприродных веществ, применяемых в медицине, — сравнительно недавняя практика. Она началась около 30 лет назад и уже богата трагедиями. Можно вспомнить талодомид, вызывавший уродства развития эмбрионов. Кроме того, нередко создается антагонизм между лекарствами и привычными продуктами питания.

Конфликты лекарств и продуктов питания

В British Medical Journal недавно появилось сообщение о несовместимости лекарства варфарина с клюквенным соком. Варфарин — это синтетический алкалоид, который прописывают для постоянного приема людям, имеющим риск инфарктов или инсультов. Он ингибирует полимеризацию фибриногена в крови, снижая возможность образования тромбов и закупорки сосудов. Пожилой человек, который регулярно принимал варфарин, страдал после болезни плохим аппетитом и почти ничего не ел. Но он регулярно пил клюквенный сок, рекомендуемый как богатый источник антиоксидантов и для профилактики простатитов и циститов. Через шесть недель комбинации варфарина и клюквы пациент попал в больницу, где скончался от внутренних кровоизлияний. Как показало исследование, флавоноиды и антиоксиданты клюквенного сока и варфарин конкурировали за один и тот же антиокислительный фермент — цитохром Р450, который катализирует расщепление этих соединений. Он быстрее реагирует с природными соединениями, чем с синтетическими.

Поэтому варфарин накапливался в крови до опасных токсических концентраций. Способность крови к свертыванию упала до опасного минимума, появились кровоизлияния в желудке и сердечной сумке. Клюквенный сок и варфарин, таким образом, несовместимы. Однако фармацевтические компании в данном случае предлагают отказываться от сока, а не от варфарина.

Более распространенный грейпфрутовый сок также несовместим не только с варфарином, но и с лекарствами, понижающими давление крови. Они конкурируют за одни и те же ферменты, но природа отдает приоритет фруктам, а не синтетическим соединениям. Обнаружен также антагонизм между некоторыми фруктовыми соками и лекарствами, снижающими уровень холестерина — статинами, которые принимают десятки миллионов людей. Даже виагра несовместима с грейпфрутовым соком.

В инструкциях некоторых лекарств каждодневного приема появилось жирным шрифтом «Предупреждение: Не пейте грейпфрутовый сок, если вы принимаете это лекарство». Но подобный антагонизм касается не только грейпфрутов. В США в «скорую помощь» в 2006 г. было 177 000 обращений пожилых людей по поводу внутренних кровотечений, вызванных лекарствами для лечения гипертонии и профилактики атеросклероза. Аспирин, в прошлом применявшийся в таблетках как жаропонижающее средство при простудных заболеваниях, недавно переведен в категорию антикоагулянтов и рекомендуется только в форме раствора. Было обнаружено, что таблетки аспирина могут привести к желудочным кровотечениям. Тяжелые побочные эффекты зарегистрированы у 44 разных лекарств постоянного приема. Возникает конфликт и между лекарствами и добавками, так как многие БАДы обогащены антиоксидантами и растительными экстрактами. Несовместимость лекарств известна давно. Однако она стала проблемой из-за сильного увеличения ассортимента постоянно принимаемых лекарств и роста индустрии БАДов. Пожилым пациентам, регулярно принимающим десять и больше рецептурных лекарств, а это нередко особенно в США, рекомендуют отказаться от фруктовых соков, включая яблочный и апельсиновый. Американские производители фруктов в Калифорнии и Флориде энергично протестуют против подобных рекомендаций.

Российские БАДы

В России, судя по аптекам и аптечным киоскам, которые встречаются повсюду, производство и продажа БАДов не регулируется никакими правилами. В дополнение к отечественным препаратам продаются сотни импортных БАДов, корейские, китайские, венгерские, американские, польские и многие другие. Особенно популярны голландские и французские. Лет пять-шесть назад импортные БАДы доминировали. В настоящее время их вытесняют более дешевые собственные продукты. Но российские БАДы нередко являются лишь модификациями западных. Это в основном смеси витаминов, минеральных солей и аминокислот в разных комбинациях. Есть коферменты, антиоксиданты и синтетические гормоны. Они также рекламируются как средства омоложения и от болезней старости. Однако есть и оригинальные российские разработки. Упомяну лишь некоторые из них. Более полный ассортимент можно найти в ближайшей аптеке или в списках интернета.

Долголет. Столь рекламное название не имеет биологического оправдания. Долголет выпускается в форме таблеток московским заводом экологического питания «Диод» по методике сибирского ученого В. Н. Зеленкова. Согласно рекламам, долголет — это порошок концентрата клубней топинамбура, известного также как «иерусалимский артишок». Топинамбур — это растение североамериканского происхождения. В диком виде растет в долине реки Огайо. Относится к роду подсолнечников. Топинамбур завезен в Европу в XVII в., в Россию — в начале XIX в. Часто публикуемая история о том, что топинамбур был привезен в СССР Н. И. Вавиловым после посещения в 1921 г. резерваций индейского племени ирокезов, вымышленная. В России селекцией топинамбура занимался в 1912—1916 г. ботаник Ф. А. Сациперов, который опубликовал монографию рода Helianthus.

В инструкции и в рекламах долголета утверждается, что топинамбур может «исцелять многие болезни, укреплять иммунную систему, нести человеку молодость, здоровье и радость жизни.... уникальное растение обеспечивает питание клеток, стимулирует их обновление, омоложение, выводит токсины... способствует снижению холестерина в крови... дает положительные результаты при атеросклерозе, мочекаменной болезни, болезнях печени... и т. д.» Все эти заявления необоснованны. Клубни топинамбура накапливают инулин — полимер фруктозы. В этом и состоит его главная особенность. Однако инулин плохо переваривается в тонком кишечнике из-за отсутствия нужных ферментов. Частично расщепляется амилазой и частично переходит в толстый кишечник, где подвергается бактериальному брожению с выделением газов. Именно это газообразование препятствовало внедрению неприхотливого и многолетнего овоща в диету человека. Клубни топинамбура плохо хранятся. Используется он в основном как кормовое растение. Ирокезы, наиболее воинственное из индейских племен Северной Америки, питались в основном за счет охоты и рыбной ловли. Источником углеводов для них была кукуруза.

Цыгапан. Это уникальный для России БАД изготовляется из размолотых в порошок рогов северного оленя. В многочисленных вариантах цыгапана порошок рогов смешивается с лечебными травами или даже с овощами, например со свеклой. Эти препараты имеют коммерческое название неовитэль. Согласно рекламе в инструкциях по применению неовитэля утверждается: порошок рогов северного оленя обладает общеукрепляющим действием. Способствует нормализации углеводного, липидного и минерального обмена. Укрепляет иммунитет и систему антиоксидантной защиты. Входящие в его состав фосфолипиды формируют структуру и регулируют функции клеточных мембран, участвуют в транспорте холестерина. Нормализуя липидный спектр крови, фосфолипиды препятствуют развитию атеросклероза. Протеогликаны и кремний, присутствующие в порошке из рогов северного оленя, играют важную роль в формировании соединительной ткани, необходимы для поддержания прочности и эластичности стенок сосудов, нормальной деятельности сердца; предотвращают развитие инсульта».

Рога северного оленя быстро вырастают каждую весну в период конкуренции за самок. Для этого за лето создается резерв костной ткани. Летом рога сбрасываются, так как они мешают передвижению в лесных массивах и питанию. Рога — для северных оленей временное украшение. В период роста рогов в них есть активные клетки. Но весной на оленей не охотятся, они истощены за время долгой зимы. Рога, сброшенные летом, собирает местное население и продает как сувениры. Мою книжную полку украшают рога, которые мне подарили на Урале в 1990 г. Такие рога — это уже мертвая костная ткань. В ней нет гормональных стимуляторов. Порошок из рогов может служить источником кальция, магния и фосфора, как и любые размолотые кости.

Главное — не стареть

Цыгапан с разными добавками ввел в торговлю как БАД Владимир Цыганков. В одной из реклам приводится отзыв энтузиастки: «Я избавилась от диабета, радикулита и помолодела на 20 лет. Препарат пьет вся наша семья». Цыгапан продается и в смеси со свеклой, антоцианы которой рекламируются как средство от рака и атеросклероза. Клинических проверок неовитэлей и цыгапанов не проводилось.

Капилар. Изготовляется из древесины сибирской лиственницы по патенту, полученному Н. А. Тюкавиной. Судя по рекламе, активным веществом являются флавоноиды, которые омолаживают капилляры, улучшают кровообращение, лечат стенокардию, гипертонию, пневмонию, бронхит, почечные болезни, неврозы и отодвигают старость. Флавоноиды — это пигменты. Они дают красный цвет осенним листьям, лепесткам цветков, красному вину. В древесине пигментов нет. Раньше для расширения капилляров рекомендовали скипидаровые ванны, но скипидар годится только для наружного применения.

Спирулин. Таблетки из водорослей спирулины. По рекламе, усиливают иммунитет, снижают риск онкологических заболеваний, выводят из организма шлаки и токсины.

Список можно продолжить. В нем есть пептиды, антиоксиданты, экстракты коры, прополис и другие продукты пчеловодства, множество лечебных трав, проростки пшеницы, гинкго билоба, пыльца растений, сибирский женьшень. В Москве БАДы выпускает фирма «Эвалар», названная так по именам ее основателей — Евы и Ларисы. Судя по рекламе, эта фирма производит более двух миллиардов таблеток и 5 миллионов настоек почти 100 разных БАДов. Эта отрасль будет развиваться. Русские люди доверчивы и хотят жить долго. А еще лучше вообще не стареть.